Народный целитель Козлов Олег Львович

Козлов Олег Львович - контакты, запись на консультацию
Суханов Валерий Юрьевич - контакты, запись на консультацию

Коллеги
Начало - главная страница сайта Валерий Воробьёв
Козлов Олег Львович
Вся информация сайта 18+
 Главная страница сайта
 Список услуг
 Важная информация
 Оставить отзыв
 
Очная работа
 Козлов О.Л. - консультация
 Суханов В.Ю. - консультация
 Снятие порчи
 Гадание на Таро и Рунах
 Чистка помещений
 Амулеты, талисманы, обереги
 
Дистанционная работа
 Задать вопрос на сайте
 Диагностика порчи
 Удаленное снятие порчи
 Удаленный сеанс
 
Справочная информация
 Все статьи
 Оккультный словарь
 Камни в целительстве
 Лекарственные растения
 Фазы Луны
 Места Силы
 Виртуальная часовня
 Народные промыслы
 Рассказать историю
 Форум
 
Заказать книгу
Заказать книгу в цифровом формате - Влияние порчи на жизненную спираль.
Поиск по сайту. После выдачи результатов поиска кликните в строке на надпись "сохраненная копия".

Форум сайта www.lvovich.ru
Амулет, финно-угорские племена

этом разделе мы размещаем статьи других авторов, которые на наш взгляд могут быть в той или иной степени полезны посетителям сайта. Автор приведенной статьи - психолог Михаил Литвак.

Болезненная тяга одного человека к другому может быть результатом приворота. Но наличие психологической составляющей тоже ведь нельзя исключить. В наше время многие проблемы в отношениях, связанные с появлением соперницы (ка) принято объяснять исключительно приворотным воздействием. Эта замечательная статья, написанная весьма квалифицированным психологом, поможет посмотреть на проблему любовного треугольника под несколько иным углом зрения. Статья приводится в сокращении и с незначительной правкой. Оригинальное название статьи - "Наркоманическая (компульсивная) любовь". Далее повествование - от лица автора.

Перейти к содержанию раздела
Все статьи на сайте

Наркоманическая любовь или "любовная" зависимость

Заняться всерьез этой проблемой натолкнул меня один случай из практики.

Ко мне на прием пришел врач, крупный организатор, который служил ранее в армии, точнее привела его жена. Беседовали мы с ним один на один. Он мне рассказал следующее. Его несправедливо понизили в должности. От переживаний у него развился инфаркт миокарда. После этого его уволили из вооруженных сил. Ему вскоре удалось устроиться на гражданке на неплохой руководящей должности. Но у него появился навязчивый страх развития повторного инфаркта, хотя он и понимал нелепость этих навязчивостей (инфаркт был незначительным по размерам, и все гемодинамические показатели были в норме), но он не мог избавиться от этих мыслей. Мы спланировали ряд мероприятий, и я даже предложил ему стационирование. 

Но когда подошла жена, то выяснились некоторые подробности. Дело в том, что за полгода до неприятностей он ушел из семьи, так как его неодолимо влекло к женщине, которая была в подчинении у его жены. Когда у него случились служебные неприятности и он заболел инфарктом, то его пассия от него отказалась. Он вернулся к жене. Когда его здоровье и служебное положение восстановились, «подруга» снова позвала к себе. ...И он опять перешел к ней. После очередного приступа стенокардии она опять отправила его к законной жене. Потом ему опять стало лучше и... Вы уже поняли: он опять... Он сам понимал, что следует рвать. 

В общем, стали мы с ним работать. Я его даже стационировал  в клинику. Работа, как я думал, шла успешно. На следующий день его должны были выписать, а сегодня он попросил меня отпустить на несколько часов уладить неотложные дела. Я отпустил его с легким сердцем. Через полчаса пришла жена. Я рассказал ей что отпустил его по делам. «Михаил Ефимович, вы наивный человек!» - сказала она с горькой иронией. Что я могу сказать? Она была права! Он пошел к ней. 

Это был  умный и серьезный человек, сделавший неплохую карьеру, он все понимал, но влечение к этой женщине оказалось сильнее рассудка. Оно было компульсивным, оно напоминало по силе и неодолимости то влечение, которое испытывают наркоманы к своему наркотику и не борются с ним, а наоборот, когда оно ими овладевает, то они все делает, чтобы достать необходимое  зелье и удовлетворить это влечение. 

Так и мой пациент - великолепно понимал, что влечение к этой женщине порочит его, разрушает его здоровье. На какой-то момент он вполне искренне дает сам себе и другим слово, что больше не будет возвращаться к этой женщине, но потом его начинает неодолимо тянуть к ней. 

И в данном случае жена была красивой, светской, образованной женщиной, заведующей крупного ателье. Ее соперница, невзрачная, необразованная, несколько вульгарная заведующая складом того же ателье, тем не менее легко брала верх, хотя и несколько раз его предавала, а ребенок, который родился во время их связи, явно был от другого мужчины, что было известно нашему пациенту. Тем не менее он соглашался, чтобы ребенку дали его фамилию («Надо же, чтобы у ребенка был отец!») 

Я стал искать причину такого явления. В данном случае я решил, что дело в нарушенных сексуальных отношениях с женой, которые строились по принципу, что инициатива сближения шла все время от него. Жена долго не могла понять, почему мужа влечет к этой женщине. Ведь и по духовном у развитию, и по внешности, да и по заработкам и социальному положению она была намного выше соперницы. Я ей предложил выяснить, что соперница делает такого, что не делает она, и сделать это. И послушайте, что я услышал: «Что я проститутка какая? Знаете, что она делает? Как только он заходит на порог, она сбрасывает с себя все одежды, бросается ему на шею и начинает целовать». Сделать тоже самое, но может быть на более высоком уровне, она категорически отказалась. 

В общем, обвинил я в своей неудаче жену больного. Но я стал собирать подобные случаи и убедился, что основная причина кроется не в сексе. Один такой страдалец даже оказался несостоятельным со своей подругой, хотя находился с ней в идеальных условиях. Они были в командировке на научной конференции в городе, где их никто не знал, жили в одном гостиничном номере и не были обременены служебными обязанностями. Секс у него довольно быстро наладился, когда он стал это делать со своей женой. Но его тем не менее неодолимо тянуло к любовнице. У одной женщины 42 лет возникла наркоманическая любовь к 25-летниму импотенту. Какое-то время все шло благополучно. Обладая достаточным опытом, она сделала так, что потенция у него наладилась. После этого он женился на другой. Вот тогда-то и стали заметны ее проявления. 

Компульсивная любовь посещает как мужчин, так и женщин, но той силы, а точнее, тех страданий и той продолжительности, которую я наблюдал у мужчин, у женщин не встречалось. Впоследствии я понял, что дело не в половой принадлежности, а в том, что женщина легче выражает свои эмоции, что несколько ослабляет напряжение. Имеются также и мягкие формы... 

То, что это болезнь, было понятно даже для супруг(ов), которые не столько обижались на своих мужей(жен), сколько жалели их и даже приводили сами на прием. 

Еще один общий момент: всеми ими восхищались их «сладкозвучные сирены» (так я условно назвал партнеров тех, кто заболевал наркоманической любовью), чего они не получали от своих супруг(ов). Все чувствовали и понимали, что их предали, что объект не стоит их любви, но стоило только объекту поманить пальцем, как они все бросали и мчались к нему навстречу.  Резко тормозился социальный рост. Контакты выбивали из колеи. 

В моей практике был случай, когда один мужчина, чтобы избежать подобного наваждения уехал на Крайний Север. Какое-то время, пока все силы уходили на обживание на новом месте, он чувствовал себя неплохо, но получив от нее весточку, «полетел» к своей пассии, которая ни по своим физическим, ни нравственным, ни каким угодно качествам не  превосходила его супругу. А иногда и без всякого повода вдруг появляется тяга к предмету своего обожания, и страдалец, бросая все, преодолевая препятствия, как осетр на нерест, стремится к своей подруге, где получает очередную порцию унижений и издевательств. 

К аддитивным расстройствам относят заболевания, которые сопровождаются к пристрастием к какому-либо объекту, веществу и т.п.

Наиболее изученными из таких расстройств являются алкоголизм, наркомании и токсикомания. Однако в настоящее время приходится наблюдать клинически выраженные формы аддитивной болезни, где объектом болезненного пристрастия являются игры в карты, компьютерные игры, коллекционирование, чрезмерное увлечение работой (веркоголизм).

Когда вышеописанные виды пристрастий начинают выходить за рамки нормы, и у этой категории лиц начинают появляться соматические или психопатологические симптомы, то в их историях болезни начинают появляться соответствующие диагнозы (инфаркт миокарда, язвенная болезнь или невроз навязчивых состояний). Истинная природа страдания остается нерасшифрованной нередко даже при обращении к врачу психиатру. Проводится тогда фактически бесплодное симптоматическое лечение, а истинная причина страдания остается нераспознанной и даже не обсуждается. К сожалению, в клинической медицине эти проблемы не обсуждаются. Чаще сообщения о них можно прочесть на страницах газет и журналов, не имеющих отношения к специальности в виде каких-либо сенсационных публикаций. 

Данное сообщение касается болезненного пристрастия, которое направлено к противоположному полу и проявляется в форме «любви», которой я дал условное название компульсивной, или наркоманической.

О распространении ее судить трудно, ибо статистических и эпидемиологических исследований не проводилось. Как я уже говорил, чаще такие личности больше были объектом описания в литературных и драматургических произведениях. Особенно точно они были описаны классиками отечественной и мировой литературы, на которых за неимением научных публикаций мне придется ссылаться. Мой опыт консультирования больных терапевтической клиники показывает, что соматические заболевания или их обострения нередко дебютируют после любовных неудач (18,7% - 64 из 342 проконсультированных). Однако в данной статье обсуждаются результаты обследования, психологического и психопатологического анализа и последующего психотерапевтического лечения 18 больных. Мужчин было 11, женщин 7. По  возрасту больные распределялись следующим образом: до 25 лет - 1, 25 - 30 - 4,  30 - 40 - 4, 9 человек были старше 40 лет. Старше 50 лет не было ни одного пациента. Только в одном случае объектом болезненного пристрастия была супруга больного, которая бросила его, когда выяснилось, что он не может удовлетворить ее материальных притязаний. В остальных случаях объектом компульсивной любви были лица не состоящие в законном браке с пациентами. 

Все больные были воспитаны в условиях повышенной моральной ответственности. У них было болезненно развито чувство долга, что служило источником значительных эмоциональных страданий в связи с развившимся заболеванием, которое общественность рассматривает как моральную распущенность. Кстати, больные сами себя осуждали за свое поведение и мысли. В школе эти больные были или отличниками или приближались к таковым, каких-либо проблем у учителей или родителей с ними не было. Более того нередко они были гордостью школы. Кроме учебы они еще и занимались общественной работой, хотя лидерами в своей возрастной группе никогда не были.

По своему психологическому складу их можно было все отнести к интровертам, а по жизненным планам к лицам производственной ориентации в варианте исполнителя (М.Е.Литвак 1997). Учителя и родители  возлагали на них большие ожидания, да и сами они ждали от себя многого. У большинства из них были в молодости завышенные требования к будущему спутнику жизни. Все они были робки в общении с вышестоящими и с противоположным полом. Все они имели высшее образование. Учеба в институте также шла успешно, но уже в эти годы у них стали возникать проблемы любовного плана. Дело в том, что погруженные в учебу, они не приобрели опыта ухаживаний, так как из-за некоторой робости, как правило, не могли добиться взаимности у тех, которые нравились им. Чаще им приходилось общаться с теми, которым нравились они. Здесь они могли быть раскованными и даже дерзкими. Но эти отношения они считали сами временными, которые затем нередко внешне становились постоянными. С этими же лицами они создавали семью, оставаясь внутренне неудовлетворенным, и то и дело вспоминая недостижимый для них идеал, что впрочем не мешало успешному социальному функционированию и внешне благополучной семейной жизнью. В общем, благодаря защитным механизмам на субъективном уровне они оказывались удовлетворенными своей жизнью, не осознавая, что «сидят» на пороховой бочке. 

Внутренние душевные волнения у них начинались обычно или сразу после окончание института или через несколько лет, когда выяснялось, что все их ожидания блестящей карьеры, которая сопровождалась бы признанием, продвижением по должности и укреплением материального положения - не оправдались. Но даже если формально они достигали достаточно высокого положения, они да окружающие их понимали, что по своим способностям и талантам они заслуживают и могли бы достигнуть еще большего. Кроме того они сразу же переставали быть объектами почитания со стороны старших, каковыми они были во время учебы. А со сверстниками в силу их интровертированности, которая воспринималась как высокомерие, и в силу того, что преподаватели их противопоставляли плохим учащимся и студентам, отношения всегда были натянутыми. 

Кроме того, их соученики или сокурсники, которые считались бесперспективными или даже разгильдяями, начинали обходить их по должности. Это становилось дополнительным источником нравственных мучений. Некоторые из них меняли свою профессиональную ориентацию. Один хирург стал вначале патологоанатомом, затем терапевтом, а впоследствии психологом. На последнем поприще у него начались действительные успехи. Вот тут-то и настигла его наркоманическая любовь. Преподаватель математики, не сумев сделать карьеры на педагогическом поприще увлеклась настольным теннисом, стала эффективным тренером. Тут ее и настигла наркоманическая любовь к ее талантливому ученику, которого она вывела в чемпионы. 

Второй вариант проходил по следующей схеме: «махнув на  себя рукой», они решают помогать приходящей молодежи делать карьеру. Так, больная Б, 42 лет, талантливый физик, отказавшись от научной и педагогической карьеры, забросив сои незавершенные работы, помогла сотруднику, моложе ее на 8 лет, сделать диссертацию. В процессе работы у них сложились любовные отношения. После того, как он защитил диссертацию и стал доцентом, он прекратил с ней эти отношения, оставаясь работать на той же кафедре, ухаживая за другими женщинами. У Б. развился невротический срыв в форме выраженной депрессии. 

Психологический портрет тех в кого, влюбляются страдающие наркоманической любовью мною составлен по рассказам пациентов и поэтому не претендует на точность, но он напоминает описанный мною ранее тип «сладкозвучная сирена» (М.Е.Литвак 1996). При этом не имеет значения, к какому полу принадлежит данный тип. Все начинается с восхваления жертвы и даже ее почитания. Вот рассказ одного из моих пациентов, преподавателя математики одного из ростовских ВУЗов, 40 лет, прогрессивные идеи которого в момент встречи со «сладкозвучной сиреной» отвергались. «Все мои мысли сопровождались восторженным принятием, шутки оценивались заливистым, искренним смехом, поступки и действия вызывали восхищение. В ее присутствии я впервые почувствовал себя умным, красивым, преуспевающим и светским мужчиной. Тем более, что жена меня постоянно «воспитывала», на работе критиковали, а она была моложе меня почти на  двенадцать лет, хороша собой, а главное, правильно оценила все мои идеи!» 

Развитие «компульсивной любви напоминает развитие наркоманической болезни. Первые приемы вещества, вызывающего пристрастие, обычно не дают приятных эмоций, так как действуют «защитные» знаки. При курении  у некурящего развивается кашель, при передозировке алкоголя у эпизодически пьющего возникает рвота. И уж потом по мере развития пристрастия наркотик начинает вызывать наслаждение. Так и при развитие наркоманической любви первые встречи с объектом или оставляют пациента равнодушным, или даже он вызывает отрицательные эмоции. 

Больной В, 25 лет, инженер, сын одного из представителей администрации городка-сателлита Ростовской области. С объектом наркоманической любви учился в одном классе и был о ней отрицательного мнения, считая ее легкомысленной и «непутевой». (Кстати, это единственный случай, когда объект наркоманической любви был одного возраста с пациентом и дело даже дошло до юридически оформленного брака. Обычно разница в возрасте достигала 10 лет и более и дело до брака не доходило.) Сам он принадлежал к «элите» класса. Ему пророчили большое будущее. После  окончания  школы уехал учиться  в Ростов.

Встретился с ней на школьном вечере встречи учащихся с выпускниками школ уже после окончания в института. К этому времени у него уже начались неприятности на работе. Он чувствовал себя несколько подавленным. На вечере она призналась, что еще в школе была в него влюблена, но даже боялась к нему подходить. Рассказала о своей неудавшейся жизни и неудачном замужестве. Постепенно они сблизились. Он уже не мог обходиться без ее славословий. Вскоре они поженились. Через год, убедившись, что надежд на быстрое богатство нет, она порвала с ним, открыто заявив, что причина разрыва - это его бесперспективная бедность. Несмотря на это, у него развилась компульсивная любовь, которая приняла форму довольно глубокой депрессии (больной не мог ни о чем думать, потерял работоспособность, и даже стал высказывать временами мысли о самоубийстве). 

Больная Н., 48 лет, тренер. Спортсмен 28 лет, к которому у нее развилась компульсивная любовь, не имевшая даже сексуального завершения и длящаяся более 10 лет, началась с того, что она долго не хотела принимать его в секцию. Он несколько месяцев робко и восторженно за ней ухаживал, преподнося к праздникам цветы и демонстрируя все признаки почтения и восхищения к ней. Понимание, что она смотрит на него как на сексуальный объект, возникло у пациентки после нескольких лет тренировок. В силу моральных принципов она даже мысли не допускала об интимных отношениях. Но дальнейшая совместная работа привела к душевным мукам и развитию психосоматических заболеваний (гастрит, колит, артериальная гипертензия, ранняя катаракта). Психопатологическая симптоматика стала развиваться, когда объект наркоманический любви стал на ее глазах ухаживать за другими женщинами. 

На ранних стадиях, как и при первой стадии наркомании возникает позитивная эйфория. Больные испытывают душевный подъем. Возрастает их деловая активность, растут успехи у их подопечных, да и самих пациентов. Наступает как бы вторая молодость. Больные настолько начинали связывать всю свою психическую жизнь с объектом наркоманической любви, что «сладкозвучные сирены», если не присутствовали все время рядом, то находились в мыслях пациентов.

Некоторые даже начинали писать стихи, хотя ранее этого за ними не замечалось. Они до минимума сокращали свой круг общения. Затруднения возникали еще и в связи с тем, что все приходилось держать в секрете от общественности, ибо в большинстве своем пациенты и объекты наркоманической любви были связаны служебными отношениями. Так продолжается от нескольких месяцев, но не более года-двух. Болезнь переходит во вторую стадию. Обычно это совпадает с производственными неудачами пациентов или тогда, когда с их помощью «сладкозвучные сирены» решили свои дела и покидают их. Или она возникает после неурядиц в семье, когда тайное становится явным. Но даже если нет неудач на работе и не происходит разоблачения, нравственные муки делают свое дело. Наступает время решений и радикальных поступков, на которые пациенты оказываются не способными. Они стараются сохранить «статус кво», не решаясь разорвать старые отношения и начать совершенно новую жизнь.

Эйфория становится негативной. Как наркоман без наркотика, они уже просто не могут обходиться без объекта компульсивной любви хотя бы в форме «дружеского» общения, не понимая, что они сами на это дружеское общение неспособны, постоянно сводя его, если оно возникает к «разборкам личных проблем», упрекам, жалобам и мольбам. Нередко они действуют методом «подкупа», организовывая поездки на научные конференции, на отдых за границу, спортивные сборы или вечера встреч, интересные объектам наркоманической любви, получая при этом хоть какую-либо возможность общаться со своей «сладкозвучной сиреной». 

Когда тем не менее их бросают, они чувствуют себя так, как сказал один из них, «словно с меня содрали кожу, и я остался совершенно голый». 

В ряде случаев они, как и наркоманы, пытаются отказаться от контактов со своими мучителями. Больной Е, 40 лет, пытаясь избавиться от влечения к своей пассии уехал на Крайний Север. Пока он там обустраивался, он чувствовал себя более или менее прилично, но когда жизнь вошла в обычную  колею, все мысли были только о «ней». В конце концов он бросил все, вернулся домой и снова стал ее домогаться. 

На начальных этапе второй стадии иногда может наблюдаться рост  продуктивности. Пытаясь вернуть «сладкозвучную сирену» и заслужить хотя бы очаровательную улыбку, пациенты пытаются еще наращивать свой квалификационный багаж. Но при дальнейшем развитии все мысли разговоры и действия крутятся вокруг «сладкозвучной сирены», к которой к этому времени уже внешне могут развиться враждебные отношения и появляется  желание «уволить», «выгнать», чтоб «глаза мои его (ее) не видели». Они при этом напоминают одного из героев поэмы А.С.Пушкина, впоследствии волшебника Финна, который к ногам своей возлюбленной бросал, то улов рыбы, то военные трофеи, но получал неизменный отказ. Болезнь продолжает прогрессировать, а состояние ухудшаться. От пациента начинают уходит и те, кто относился к нему сочувственно. «Он (она) все сводит к разговорам о ней (нем)». Работать им становится все труднее. Больные становятся рассеянными, забывчивыми, иногда производят впечатление отрешенных, нередко говорят о прошлых заслугах, перестают слушать и слышать других, их приходится окликать по несколько раз. Начинается социальная деградация. 

Формальная критика у большинства больных имеется. Они понимают, что им следует прервать любовные отношения с «предметом» своей «любви». «Но ведь можно общаться просто как старые добрые друзья. Ведь я так много ей (ему) сделал (а)» - почти все они при этом говорят. Не всегда удается легко убедить пациентов, что так называемое простое человеческое общение с ними невозможно именно из-за поведения самих больных, которые на уровне этого самого «простого человеческого общения» удержатся не могут.

Когда обстоятельства складываются так, что они какое-то время отлучены от объекта наркоманической любви, они могут как-то успокоиться. Некоторое время может все идти благополучно. Больной даже чувствует себя  излеченным. Восстанавливается работоспособность. Он начинает полагать, что все уже прошло, что он может благополучно функционировать в присутствии «сладкозвучной сирены», но тщетно. Стоит только ее увидеть, как все начинается сначала, особенно, если имеется провокация с ее стороны, что встречается не так редко. Все эти  душевные муки пациентом не рассматриваются как проявления болезни. Возникает чувство одиночества. Больные не имеют возможности поделиться своими душевными муками даже с самими близкими друзьями. Ведь неудобно зрелой благополучной замужней женщине сознаться, что она страдает от любви к молодому мальчику. Да и кто ей посочувствует. Не может рассчитывать на участие и мужчина, которого бросила женщина, явно уступающая ему по всем своим достоинствам. Спасает от этого чувства одиночества, а иногда и от отчаяния - переход болезни в третью стадию, когда начинают развиваться серьезные соматические заболевания, которые заставляют больного проходить длительное обследование и лечение. Практически все наши больные с теми или иными заболеваниями, лечились у врачей-интернистов с разными диагнозами вплоть до инфаркта миокарда, язвенной болезни желудка и пр. 

На фоне этих расстройств возникал  обсессивно-фобический синдром нозофобического содержания (навязчивый страх смерти от инфаркта или рака), по поводу которого и обращались больные к помощи психиатра, которому и удавалось вскрыть истинную причину страдания. Вторым синдромом, который  встречался у этих больных - это был депрессивный невротический синдром. То, что эти переживания носили явно невротический характер было ясно даже супругам пациентов. Они, как я уже писал, даже не обижались на них, считая, что на них «нашло наваждение» и даже сами их отводили к психиатрам. К сожалению, кроме очередной нотации и моральных сентенций типа «как вам не стыдно», помощи они зачастую не получали. 

Анализируя случаи наркоманической любви, мы пришли к выводу, что истинной ее причиной служит не сексуальное влечение к объекту наркоманической любви, а наличие у объекта накоманической любви тех качеств, которых не достает у пациента. Так в одном случае, пациент говорил об особой эмоциональной живости «сладкозвучной сирены», другой видел в ней организационные способности: которых не находил у себя и без которых он не мог достигнуть высот в своей карьере и рассчитывал на помощь своей пассии, или считал, что поставив его (ее) на правильный путь он выполнит свою миссию. 

Лечение такого рода больных представляет большие трудности. Как и при наркомании, несмотря на наличие формальной критики и искреннего желание избавиться от этого расстройства. 

В научной литературе мы нашли лишь единичные описания лечения этого страдания (В.Франкл, 1990; И.Ялом, 1997 и др.). Но наиболее полно освещен этот вопрос в поэзии. Овидий так и назвал свою поэму - «Лекарство от любви». В научной статье не место подробному цитированию поэтического произведения, но тем не менее все принципы лечения от любовной лихорадке в нем изложены довольно четко: сельскохозяйственный труд, спортивные состязания и вообще любое стоящее дело, времяпрепровождение с друзьями, поиски недостатков у объекта любви, полное молчание, уничтожение писем и фотографий, налаживание отношений с соперником. Не со всеми рекомендациями можно согласиться, но с одной точно: «Делом займись и тотчас делу уступит любовь». И уже позднее В. Франкл предложил следующую формулу: «Когда не везет в любви, тогда лекарством становится работа, кода не везет в работе, тогда наркотиком становится любовь». 

Лечение: личностный рост с резким повышением социального статуса. Настолько перерасти объект любви, чтобы он из сердца переместился в живот, потом в малый таз, затем в унитаз. Как один клиент после бурного личностного роста с крупным социальным успехом сказал: все измельчало. В литературе такое излечение описано в поэме А.С.Пушкина «Руслан и Людмила». От этой любви вылечился и стал волшебником Финн. Я понимаю так, что надо стать мудрецом. И конечно, не сорок календарных лет прошло, а лет пять. Но сделано было так много, что объект наркоманической любви стал находиться как бы в другом мире. И не внешне уродливой стала Анина, а он увидит всю мерзость ее духовного облика. 

Нами разработана система лечения от наркоманической любви, центральным методом которого является экзистенциальный анализ Франкля, приемы гуманистической психологии, трансактного анализа и когнитивной терапии. 

На первых этапах мы старались изолировать по возможности от «сладкозвучных сирен» и на занятиях групповой психотерапии и в процессе индивидуальной работы повысить личностную компетенцию и обеспечить профессиональный рост. Только в этих случаях выздоровление оказывалось полное. Так тренер, влюбленная в своего ученика, который кстати переманил от нее всех ее учеников, организовала свою собственную спортивную школу. Ей пришлось так много работать и заниматься не только тренировками, но и экономикой, менеджментом, изучить психологию общения. Занятия эти повысили ее социальный статус и уровень личности, отвлекли от контактов с объектом «любви». Когда она с ним случайно встретилась вновь она была  удивлена как она «могла  восемь лет посвятить этому ничтожеству».

В тех случаях, когда контактов избежать не удается, необходимо тщательно отрабатывать поведенческие реакции. Крайне важно предупредить их, чтобы они ни в коем случае не рассказывали объектам своей любви о своих производственных успехах и не поддавались на провокационное поведение «сладкозвучных сирен» восстановить отношения. Об успехах пациентов объекты их любви должны были узнавать со стороны. Поскольку делового общения и случайных встреч избежать не удавалось, то здесь помогали занятия по системе «психологическое айкидо» (М.Е.Литвак, 1992). 

Если случайные встречи вызывали бурю эмоций, а избежать их не удавалось, то пациенты шли на общение активно и старались четко выполнять отработанные приемы психологически грамотного общения. Когда удавалось провести встречу или телефонный разговор по всем правилам, то пациенты начинали чувствовать, что инициатива переходила к ним, и объект любви терял для них интерес...

Следует подчеркнуть, что нельзя рассчитывать на быстрое выздоровление. Стойкий результат может быть получен только при применении личностно-ориентированной психотерапии в различной ее форме не менее 1,5-2,0 лет. С улучшением психического состояния улучшалось и соматоневрологическое  состояние. 

Вот как рассказывает один из пациентов результаты проведения этого приема:

«Я понял, что налаживать какие-либо любовные отношения, во-первых, невозможно, да и интерес она в этом плане ко мне потеряла, во-вторых, я в принципе с такой женщиной жить не смог бы. Но каждый раз, когда мы встречались у меня возникало волнение и одновременно желание обнять ее и убить. Конечно ни то ни другое я бы не сделал, но внутренняя душевная буря выводила меня из колеи. Да и где гарантии, что я больше не встречу такого человека на своем пути и не окажусь в таком же положении. Поскольку формально отношения у нас были нормальными и она не возражала против того, чтобы иногда я заходил к ней в гости, я стал приходить к «сладкозвучной сирене» и общаться чаще, чем с кем-нибудь из коллег, и у нас начинались дискуссии. И всегда она пыталась опровергнуть мои утверждения, задев при этом мои психологические качества. Я не улавливал этого момента и несколько раз уходил расстроенный. Но в конце концов я стал улавливать тот момент, когда ее уже переставала интересовать истина, и она просто начинала меня задевать. Несколько раз мне удалось тут же, не вступая в дискуссию, полностью согласиться с ее утверждениями («самортизировать» по терминологии психологического айкидо) и тут же распрощаться и уйти. Уходил я спокойно. Я понял, что инициатива перешла ко мне. Однажды во время одного из таких эпизодов она разразилась на меня бранью. Была возмущена тем, что я ее завожу, а затем, не дав ей высказаться, тут же ухожу. Выражения были достаточно крепкие, не все вытерпела бы бумага. Я после этого ушел от нее с радостью. Теперь иногда она заходит ко мне на работу, и я очень рад ее видеть и убедиться, что она полностью ушла из моей жизни, превратившись из субъекта в объект. Тем более, что в социальном плане я значительно вырос, чего нельзя сказать о ней. А жаль! Была одна из  моих наиболее талантливых учениц». 

Хотя такие приемы и могут оказать пользу, все-таки окончательное выздоровление у этого пациента я связываю с его уникальным личностным ростом, которые сопровождались и видимыми для всех успехами и улучшением материального положения. Благоприятный катамнез у него уже более 6 лет. 

Что касается патогенеза, то я думаю, что он совпадает с патогенезом всех форм аддитивной болезни. Но это только гипотеза. Предстоит ее еще доказать. 

Профилактику следует усматривать в таком воспитании, начиная с раннего детского возраста, которое приводило бы к гармоническому развитию личности... 

© Михаил Литвак

Перейти к содержанию раздела
Все статьи на сайте


Козлов Олег Львович и Суханов Валерий Юрьевич
Снятие оккультного негатива - сглаза, порчи, проклятия и прочего. Целительство.
© 2005 - 2017. Все материалы сайта являются авторскими. 18+
Яндекс.Метрика