Народный целитель Козлов Олег Львович

Козлов Олег Львович - контакты, запись на консультацию
Суханов Валерий Юрьевич - контакты, запись на консультацию

Вернуться к содержанию
Начало - главная страница сайта Крылья, лапы и хвосты
Козлов Олег Львович
Вся информация 18+
 Главная страница
 Список услуг
 Важная информация
 Оставить отзыв
 
Очная работа
 Козлов О.Л.
 Суханов В.Ю.
 Снятие порчи
 Гадание
 Чистка помещений
 Амулеты, талисманы
 
Дистанционная работа
 Задать вопрос
 Диагностика порчи
 Удаленное снятие
 Удаленный сеанс
 
Справочная информация
 Статьи авторов
 Оккультный словарь
 Камни в целительстве
 Лекарственные растения
 Фазы Луны
 Места Силы
 Виртуальная часовня
 Рассказать историю
 Форум
 
Заказать книгу
Заказать книгу в цифровом формате - Влияние порчи на жизненную спираль.
Поиск по сайту. После выдачи результатов поиска кликните в строке на надпись "сохраненная копия".

Форум сайта www.lvovich.ru
Амулет

о Пролетарки, куда мне необходимо было приехать для чистки квартиры, удобнее всего добираться на трамвае. Этот по современным меркам допотопный транспорт, обладает некоторыми особенностями, которые многие чувствуют интуитивно, предпочитая для поездок по городу именно его. Спросите любого москвича старше пятидесяти, на чем он с удовольствием бы поехал, предложив ему на выбор метро, троллейбус, автобус, трамвай и или, скажем, такси, и результат вас немало удивит. Большинство опрошенных остановит свой выбор именно на трамвае. Трамвай – это железное, грохочущее на стыках рельсов неказистое чудище - ухитрился вобрать в себя дух города. Я кое-что понимаю в духах и могу вам сказать совершенно определенно, энергетика трамвая очень даже положительная, чего не скажешь, например, о метро.

Удобно устроившись на узком, задеревенелом от времени дерматиновом сиденье, я пытался представить себе, как сейчас выглядит Серафима Семеновна, которая когда-то, лет двадцать назад, обращалась ко мне за помощью. Именно с ее квартирой и произошло на этот раз любопытное оккультное приключение. Вагон угрожающе кренился на поворотах, лязгал колесными парами на стрелках, но ощущения от поездки были весьма приятными. Теплый московский сентябрь – погожий день, солнце, цепляющееся за ветви начавших желтеть тополей, воздух с еле уловимым горьким запахом осени.

Серафима Семеновна, как оказалось, почти не изменилась. То же благообразное лицо, обрамленное венчиком теперь уже совершенно седых волос. Лицо типичной пожилой еврейской тетушки, имеющей достаточно ума и такта, чтобы не выражать недовольство жизнью вслух, а показать все, что требуется, этаким особенным выражением лица. Вот, мол, живем правильно, никого не обижаем, всем прощаем, а нам - напасть за напастью.

Трехкомнатная квартира на Пролетарской досталась Серафиме Семеновне от родственников, перебравшихся в Хайфу и поспешно распродавших за бесценок все нехитрое советское имущество. Будучи дамой практичной, тетушка не поддалась соблазну немедленно продать недвижимость. И правильно сделала. Денег от сдачи внаем этой удачно расположенной жилплощади вполне хватало и на хорошие продукты, в которых Серафима Семеновна, бывший товаровед, понимала толк, и на обучение бесшабашного, но горячо любимого племянника Борика в Плешке. С ростом цен на недвижимость неуклонно росли и цены на ее аренду, поэтому Серафима Семеновна не слишком опасалась инфляции.

Мы вошли в прохладный, пропахший жареным луком и кошками подъезд сталинского дома. Серафима Семеновна вставила ключ в замочную скважину - в квартире что-то зашуршало и ухнуло, причем настолько громко, что звук не заглушили даже добротные 50-х годов двойные дубовые двери. Тетушка обиженно поджала губы и посторонилась:

- Вы уж, Олег Львович, будьте так любезны, подите сами. Я вас тут обожду.

С квартирой было явно не все ладно - по всему коридору валялись птичьи перья, на зеркале в прихожей виднелись разводы высохшей крови, энергетика отвратительная. На столе в гостиной, по краям белоснежной льняной скатерти лежали четыре окровавленных голубиных крыла. Отрезанные лапы были сложены кучкой в центре. Мне стало сразу понятно, что к чему. С Вуду я сталкиваюсь достаточно часто, и каждый раз приходится делать чистку по полной программе – с облачением, свечами и отчиткой каждого сантиметра и угла. Пока я готовился, отчетливо слышалась возня в ванной, потом резко хлопнула дверь кухни. Стекло витража осыпалось. В проеме входной двери показалось испуганное лицо Серафимы Семеновны. Она бочком протиснулась в прихожую, прикрыла дверь, но задвижку не тронула, видимо, оставляя себе пути отступления на крайний случай. Я развел руками, давая понять, что это не я тут безобразничаю. Доказательство моей невиновности последовало незамедлительно – на глазах тетушки раскололось зеркало в прихожей. Треснуло оно бесшумно, как раз вдоль полос запекшейся крови. Серафима Семеновна еле слышно всхлипнула, но из квартиры не выскочила, видно, опасаясь столкнуться с соседями по площадке.

Дальнейшее описывать сложно, поскольку я старался работать, не отвлекаясь на шум и выкрутасы сущностей, хлопавших дверями, срывавших со стен куски обоев и разбивавших вдребезги все, что можно было разбить. Надо сказать, далеко не всегда квартирные барабашки ведут себя настолько агрессивно. Чаще всего их проделки напоминают скорее детские шалости, чем полтергейст – постучат, нальют воды в таких местах, куда она сама попасть не может, сорвут картину со стены, швырнут что-нибудь мелкое. Иногда, правда, развлекаются битьем посуды, что выглядит серьезнее и по последствиям гораздо неприятнее разлитой на диване воды.

Трехкомнатная квартира Серафимы Семеновны подверглась нападению совсем недобрых сил и вышла их этого оккультного приключения изрядно потрепанной – разбиты витражи в дверях кухни и гостиной, сорваны карнизы, треснули все три имевшихся зеркала и большинство плафонов в люстрах. Десяток хрустальных рюмок в горке лишились ножек – ножки срезаны так ровно, как будто рюмки скосили, как траву. Удивительно, но сама горка не пострадала, сохранив все свои стеклянные стенки, дверцы и полки. Больше всего Серафиме Семеновне было жаль огромный полированный 70-х годов гардероб, расколовшийся сверху донизу вместе с большим, в рост, зеркалом.

По дороге к остановке трамвая, Серафима Семеновна рассказала, что всю эту пакость оставили в квартире съехавшие жильцы – пришлось расторгнуть с ними договор найма из-за изменившихся жизненных обстоятельств. Жильцы, вытребовав с тетушки несколько тысяч рублей отступного, потратили их на то, чтобы досадить своей бывшей хозяйке. Способ мести был выбран и вовсе неординарный – магия Вуду. Квартиру с таким полтергейстом невозможно ни сдать, ни продать.

Прощаясь с Серафимой Семеновной, я уже знал, что через год мы опять встретимся – молодая жена Борика была женщиной с «хвостом». И похоже, имела собственные планы на квартиру. Об этом, правда, я не стал сообщать Серафиме Семеновне – она крайне впечатлительная, пусть все узнает, так сказать, естественным образом.

Москва, 2005 г.

© Козлов Олег Львович

Перейти к содержанию


Козлов Олег Львович и Суханов Валерий Юрьевич
Снятие оккультного негатива - сглаза, порчи, проклятия и прочего. Целительство.
© 2005 - 2017. Все материалы сайта являются авторскими. 18+
Яндекс.Метрика