Народный целитель Козлов Олег Львович

Козлов Олег Львович - контакты, запись на консультацию
Суханов Валерий Юрьевич - контакты, запись на консультацию

Вернуться к содержанию
Начало - главная страница сайта Верка
Козлов Олег Львович
Вся информация 18+
 Главная страница
 Список услуг
 Важная информация
 Оставить отзыв
 
Очная работа
 Козлов О.Л.
 Суханов В.Ю.
 Снятие порчи
 Гадание
 Чистка помещений
 Амулеты, талисманы
 
Дистанционная работа
 Задать вопрос
 Диагностика порчи
 Удаленное снятие
 Удаленный сеанс
 
Справочная информация
 Статьи авторов
 Оккультный словарь
 Камни в целительстве
 Лекарственные растения
 Фазы Луны
 Места Силы
 Виртуальная часовня
 Рассказать историю
 Форум
 
Заказать книгу
Заказать книгу в цифровом формате - Влияние порчи на жизненную спираль.
Поиск по сайту. После выдачи результатов поиска кликните в строке на надпись "сохраненная копия".

Форум сайта www.lvovich.ru
Авантюрин в магии и целительстве

се описываемые события произошли на самом деле. Имена действующих лиц и упоминаемые адреса подлинные.

Весна в тот год выдалась на славу. В конце марта сады на Воробьевых горах уже подернулись нежно-зеленым маревом молодых побегов. По аллеям сновали суетливые воробьи - вокруг яблонь, приминая красными лапами пробивавшиеся кое-где молодые щетинистые травинки, голуби водили брачные хороводы.

Я и Валерий Петрович - достаточно известный в определенных кругах психиатр и оккультист - вели прием в общежитии МГУ. К нашему приходу у дверей арендуемых комнат уже скопилось несколько посетителей.

- Эх, шизофрения, - проворчал Петрович, прикрывая за собой дверь. Петрович одним взглядом выхватывал пациента, психическое состояние которого не соответствовало норме, и никогда при этом не ошибался.

В тот день было почему-то особенно много брошенных женщин. Вот ведь как странно они устроены. Подловит своего мужика с другой женщиной, закатит грандиозный скандалище, выставит из дому. Потом подумает, поплачет, и давай его назад возвращать. Я давно начал замечать, что пик мужских загулов приходится на март-апрель - возможно, когда-нибудь я напишу на эту тему монографию, а пока, разойдясь по крохотным комнаткам, мы с Петровичем начали прием. К обеду погода испортилась – начал накрапывать дождь, очередь иссякла. Я распахнул окно и погрузился в размышления – мне привиделось вспаханное поле, десяток неказистых домов на опушке соснового леса и пасека.

В три часа в кабинет без стука вошла хорошо одетая крупная женщина, которую я про себя назвал Мордюковой – до того похожа. Когда «Мордюкова» наконец уселась на неудобный, сконструированный под школьно-студенческое седалище, стул и заявила, что ее зовут Нонна Игоревна, я еле удержался от улыбки – она еще и Нонна. Женщина оказалась главным бухгалтером очень солидной фирмы. Поскольку компания эта продолжает благополучно существовать и в настоящее время, название ее я, пожалуй, опущу. По словам Нонны Игоревны, примерно полгода назад внутри нее завелась какая-то препротивная девчонка. Поначалу женщине казалось, что ей просто мерещатся детские голоса. Через некоторое время женщина поняла, что голос один и принадлежит совсем маленькой девочке, а еще через месяц Нонна Игоревна впервые заговорила «по-детски». Произошло это в самый неподходящий момент – на совещании совета директоров, куда Нонну Игоревну, как главбуха, всегда приглашали. Перебив чей-то доклад, она вдруг захихикала и понесла околесицу писклявым детским голоском. Совещание было сорвано.

Рассказывая все это, женщина плакала и объясняла, что ее непременно уволят, если что-то подобное повторится еще раз. Одно ежемесячное собрание директората она уже пропустила, сославшись на простуду, а вот пропустить следующее не получится – квартальный отчет. Голос у посетительницы был достаточно низкий, если не сказать, грубый. Спросив разрешения закурить, Мордюкова уже не вынимала изо рта сигарету, прикуривая одну от другой и размашисто бросая окурки в открытое окно. За окурки, летящие из окна, нам с Петровичем вполне могло нагореть от арендодателей, но я решил не перебивать монолог Нонны Игоревны замечаниями – было понятно, что в настоящий момент она не вполне адекватна.

- Представляете, какой ужас, - Нонна Игоревна выдохнула большое облако дыма, - Мне сорок семь лет. Если меня выкинут с этой работы, придется пойти бухгалтером в какой-нибудь овощной магазин. Это с моим-то опытом и после должности главбуха в такой компании! Я уже ходила к психиатру. Анонимно. Больше к ним не пойду. Упрячут ведь, - женщина зарыдала.

Я постучал в тонкую перегородку стены. Петрович, поправляя сползающие набок очки – одна дужка была сломана и наскоро примотана синей изолентой – появился в дверном проеме. Посетительница не умела идентифицировать психиатров по внешнему виду, иначе, пожалуй, при виде Петровича сбежала бы.

Нонна Игоревна извлекла из рукава дорогого итальянского костюма довольно замызганный платочек, высморкалась и поведала, что в последнее время она стала замечать за собой новые странности – непреодолимое желание дурачиться, скакать на одной ножке, возросшую до мании любовь к сладкому. В подтверждение своих слов женщина открыла сумочку и вывалила на стол ее содержимое, где среди очень дорогой косметики и изысканных визитных карточек попадались слипшиеся дешевые карамельки и скомканные фантики.

- Каждые полчаса мне надо непременно съесть конфетку, - хрипло заявила Нонна Игоревна и вдруг захихикала тонким голоском.

Случай оказался довольно серьезным. Петрович, большой любитель сложных случаев, даже отменил несколько собственных важных встреч, чтобы помочь мне в этом неординарном деле. В течение нескольких следующих визитов Нонны Игоревны нами были предприняты все возможные меры – обряд снятия порчи с отчиткой, обряд экзорцизма, после которого обоим (мне и Петровичу) пришлось несколько дней восстанавливать силы, усиленный комбинированный обряд по совместно изобретенной технологии – ничего не помогало. Нонна Игоревна продолжала хихикать писклявым детским, ей становилось все хуже. Подселенная сущность никак не хотела оставить женщину.

Увлекшись этим случаем и отменив на ближайшие три дня все визиты, мы собрались в Ботаническом саду ВДНХ на оккультный совет. Прогуливаясь по начинавшим зеленеть аллеям, мы и так и этак рассматривали свалившуюся на нас задачу. Сдаваться очень не хотелось, поскольку и у меня, и у Петровича сложилось ощущение, что проблема эта решаема, но решить ее можно, только проявив настоящую магическую изобретательность вкупе с неординарным для подобных явлений подходом. Все шло к необходимости вступления с сущностью, захватившей нашу «Мордюкову», в переговоры. Но как? Многолетняя практика показывала, что сущности понимают только силу. Именно сила мага, грубый властный окрик заставляют это Нечто покинуть тело несчастного измученного пациента и отправиться туда, где подобным явлениям самое место. Уговаривать сущности бесполезно – любые уговоры воспринимаются ими как проявление слабости со всеми вытекающими для самого изгоняющего последствиями. Решение пришло неожиданно – гипноз. Именно глубокий гипноз мог бы позволить временно «выключить» из переговорного процесса саму Нонну Игоревну – женщину, как мы уже поняли, весьма волевую и безапелляционную – и обратиться напрямую к тому, кто ломал ей жизнь так изощренно-радикально.

Погруженная в состояние глубокого гипноза взрослая женщина предоставила полную свободу поселившейся в ней детской сущности – корчила рожицы и (при росте под метр восемьдесят) пыталась, сидя на стуле, болтать ногами. То, что гость Нонны Игоревны – сущность молодая, стало ясно сразу после того, как волевой характер женщины был нейтрализован. Взрослая женщина – наша Мордюкова – сидела на неудобном стуле так, как сидела бы совсем маленькая (лет десяти) девочка. Она склонила голову набок и внимательно прислушивалась к тому, что говорят эти взрослые дяди.

- Ну, и как тебя зовут? – спросил Петрович.

- Верка, - ответила наша Мордюкова и показала мне язык.

Выяснилось, что Верке было 9 лет, когда ее изнасиловали и убили пьяные мужики, имена которых она назвала. Тело убитой Верки бросили в замусоренный овраг на окраине рабочего поселка и завалили бытовым хламом. Как раз рядом с эти оврагом проходили железнодорожные пути, по которым 6 месяцев тому назад проехал скорый поезд Екатеринбург – Москва. В этом поезде возвращалась в столицу из командировки Нонна Игоревна, успешно проинспектировавшая несколько зауральских филиалов компании. Провидению было угодно, чтобы из тысячи пассажиров поезда именно нашей Мордюковой достался такой подселенец – девятилетняя душа замученной поселковыми уродами Верки.

- А почему ты выбрала ее? – строго спросил Верку Петрович.

- Потому что она – хорошая, - усмехнулась девчонка, - И конфеты любит. Только она их раньше не ела, потолстеть боялась. Верка-Нонна вдруг задумалась и стала сосредоточенно грызть ногти.

- И чего же ты хочешь? - спросил я.

- Ничего не хочу. Конфету дай, дядька, - Верка захихикала и стала строить Петровичу глазки, видимо полагая, что именно он, как самый старший, распоряжается здесь конфетами. Разжевав карамельку, Верка заявила, что ей часто видится тот самый противный овраг, заваленный мусором.

- А хочешь, ты больше не вспомнишь темный гнилой овраг, а будешь видеть красивый сад и тихую речку? - спросил я.

В результате двухчасовых переговоров душа убитой девочки согласилась переселиться в молодое деревце. Почему-то мне показалось, что деревом Верки должна быть верба. Я поставил в стеклянную банку несколько срезанных веток. Через две недели все подготовленные веточки кроме одной погибли, последняя же пустила крепкие корни, выпростала мохнатые почки и зазеленела побегами. В эту ветку вербы после очередного визита Нонны Игоревны и была переселена душа убитой девочки. Вербу я посадил в Ботаническом саду, на берегу реки Лихоборки, в уютной тенистой излучине, где начинаются клубничные поля.

Всякий раз, гуляя по саду, я сворачиваю с асфальтовой дорожки и иду по еле приметной заросшей осокой тропинке туда, где у самой воды растет молодая верба. Этой весной Верке-Вербе исполняется 19 лет и я, как обычно в конце марта, поеду в Ботанический сад и положу к ее корням карамельку.

Москва, Ноябрь 2005 г.

© Козлов Олег Львович

Перейти к содержанию


Козлов Олег Львович и Суханов Валерий Юрьевич
Снятие оккультного негатива - сглаза, порчи, проклятия и прочего. Целительство.
© 2005 - 2017. Все материалы сайта являются авторскими. 18+
Яндекс.Метрика