Список форумов Оккультизм и целительство Оккультизм и целительство
Регистрация на форуме производится в ручном режиме. toadmin@lvovich.ru
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Запрет на американские лекарства.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Оккультизм и целительство -> Медицина и целительство
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Бродяга
Мудрец
Мудрец


Зарегистрирован: 03.02.2008
Сообщения: 1362
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 15, 2018 10:50 am    Заголовок сообщения: Запрет на американские лекарства. Ответить с цитатой

Госдума собирается запретить американские лекарства (список)
Сред них — препараты всех клинических категорий.

Pixabay.com/CC 0
Спикер Вячеслав Володин и лидеры четырех парламентских фракций внесли в Госдуму законопроект об ответных действиях на антироссийскую политику США.
Документ пока не зарегистрирован в электронной базе парламента. Совет Госдумы намерен рассмотреть законопроект 16 апреля, сообщает «Интерфакс».

Среди прочего проект федерального закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств» предоставляет правительству России полномочия ввести экономические и политические меры.
Известны некоторые подробности законопроекта: авторы законопроекта предлагают ввести ряд ограничений на поставку в Россию товаров и услуг американского происхождения, в том числе некоторых лекарств.

В документе предлагается ограничить импорт некоторых лекарств, произведенных в США или других государствах. Перечень этих препаратов будет утвержден правительством.
При этом указывается, что запрет или ограничения не будут распространяться на лекарства, «аналоги которых не производятся в РФ и иностранных государствах».

Эксперты компании «Видаль» назвали самые популярные препараты, находящиеся под угрозой исчезновения с российского рынка (среди них есть препараты британских компаний, но и они могут попасть под санкции):

Препараты для повышения потенции «Виагра», «Сиалис»
Препарат от простуды «ТераФлю»
Обезболивающее «Нурофен»
Антибиотик «Аугментин»
Антибиотик «Клацид»
Средство от ревматоидного артрита и псориаза «Хумира»
Препарат от болезней суставов «Артра»
Гормональный препарат «Дюфастон»
Гормональный препарат «Дипроспан»
Препарат от давления «Капотен»
Препарат от болезней суставов «Терафлекс»
Противоэпилептическое средство «Лирика»
Поливитаминный препарат «Кальцемин Адванс»
Витаминные комплексы «Витрум»
Ферментное средство «Креон»
Гепатопротектор «Гептрал»
Слабительное «Дюфалак»
Лекарство от гепатита B «Бараклюд»
Препарат от гепатита С «Совальди»
Препарат от аллергии «Телфаст»
Вакцина от вируса папилломы человека, защищающая от рака шейки матки «Гардасил»
Вакцина от пневмококковой инфекции «Превенар»
Антидепрессант «Паксил»
Антидепрессант «Симбалта»
Снотворное «Мелаксен»
Средство от мигрени «Экседрин»
Назальный спрей «Тизин»
Назальный спрей «Назонекс»
Препараты инсулина.
Противоопухолевый препарат «Сутент».

Всего в Государственном регистре лекарственных средств указано 1 019 препаратов, которые производятся в Соединенных Штатах Америки. Многие препараты, права на которые принадлежат американским фармацевтическим компаниям (крупнейшие из них — Pfizer, Merck, Abbott Laboratories, Johnson & Johnson, Eli Lilly, Gilead Sciences, Bristol-Myers Squibb), производятся на территории других стран, которые, впрочем, так же не одобряют действия российских властей: Франции, Италии и так далее.

По оценке аналитической компании RNC Pharma, в Россию импортируют лекарства американских компаний на сумму около 82 млрд рублей в год, из них на 45 млрд рублей импортируют препараты, имеющие аналоги. Под санкции могут попасть 130 МНН и 140 торговых марок.

Есть один важный нюанс — в соответствии с действующим законодательством, инвалиды имеют право получать любые лекарственные препараты, даже незарегистрированные в России.

Так что это будет точно конфликт существующих правовых норм, в том числе и международных.
Кроме того, под ударом окажутся пациенты с редкими, в том числе, онкологическими болезнями, ведь многие из подобных препаратов в России не производятся.
_________________
Аксиома Дучарма.
Если рассмотреть проблему достаточно внимательно, то вы увидите себя как часть этой проблемы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
LSB
Бывалый
Бывалый


Зарегистрирован: 27.04.2015
Сообщения: 72
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Пн Апр 16, 2018 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Классненько! А что делать тем, кому отечественные аналоги не помогают?
Я вот для нормализации давления препарат Диротон принимала. P&G, кажется, выпускает. Может его и нет в списках запрещенных, но... Действующее вещество Лизиноприл. Так вот отечественный Лизиноприл мне никак не пошел. Даже более высокой дозировкой не справился со своей задачей.
Такая же картина у знакомой с ферментосодержащими препаратами Креон (импортный) и Панкреатин (российский).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Маргаритка
Старейшина
Старейшина


Зарегистрирован: 27.02.2008
Сообщения: 549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 17, 2018 6:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ограничения на ввоз лекарств из США: какие больные будут обречены
Муковисцидоз, гнойные воспаления, детская эпилепсия — самые яркие примеры

вчера в 18:42, просмотров: 15005
Пациентские организации и многие хронические больные в нашей стране пребывают в состоянии шока разной степени тяжести.
Они не хотят верить в то, что законопроект об ответных действиях на антироссийскую политику США, предполагающий запрет на ввоз многих лекарств производства США и «ряда иностранных государств», внесенный спикером Вячеславом Володиным и лидерами четырех парламентских фракций в Госдуму, примут всерьез. Надеются, что его отзовут или хотя бы смягчат.

В противном случае жизнь многих из них превратится в ад. И не только их. Особая опасность документа в том, что США могут ответить на него более серьезными мерами — перестать ввозить нам препараты, которых у нас нет.

Лига защиты пациентов уже собирает подписи под петицией на change.org. А «МК» узнал, в какой новой реальности могут оказаться пациенты страны, если документ все же примут.

Ограничения на ввоз лекарств из США: какие больные будут обречены фото: Геннадий Черкасов
Когда видишь такие документы, вера в то, что депутаты хоть сколько-нибудь способны думать головой, сразу же пропадает.
И вообще пропадает вера во все доброе и светлое.
Неужели господин Володин и его коллеги не понимают, что роют могилу людям, о благополучии которых они теоретически должны заботиться?
Неужели они настолько не видят ничего дальше собственного депутатского кресла?..

В предполагаемый для запрета список могут попасть 140 торговых марок, в том числе «Виагра» и «Сиалис», жаропонижающие «ТераФлю» и «Нурофен», антибиотики «Аугментин» и «Клацид», лекарства от болезней суставов «Артра», «Терафлекс», от ревматоидного артрита и псориаза «Хумира», гормональные препараты «Дюфастон» и «Дипроспан», препарат от давления «Капотен», противоэпилептическое средство «Лирика», витаминные комплексы «Кальцемин Адванс», «Витрум», ферментное средство «Креон», гепатопротектор «Гептрал», слабительное «Дюфалак», лекарство от гепатита B «Бараклюд» и от гепатита С «Совальди», препарат от аллергии «Телфаст», вакцина вируса папилломы человека «Гардасил» и пневмококковой инфекции «Превенар», антидепрессанты «Паксил» и «Симбалта», снотворное «Мелаксен», средство от мигрени «Экседрин», назальные спреи «Тизин» и «Назонекс», препараты инсулина, противоопухолевый препарат «Сутент»...

Как бы считается, что у нас в стране производят их аналоги. Но, если хорошенько разобраться, выясняется масса нюансов. Например, есть масса аналогов американского ферментного препарата «Креон». Однако пациентам с генетическим заболеванием муковисцидоз подходит только он. «Для 99,9% людей с муковисцидозом это реально единственный препарат, который помогает.
Да, другие панкреатины в России есть, только вот ни в европейских, ни в американских стандартах лечения муковисцидоза они не упоминаются. Ибо они содержат метакриловую кислоту и этилакрилат, которые не рекомендованы пациентам с муковисцидозом.
Даже сейчас у нас есть сложности — по закону лекарства должны закупаться по международному непатентованному названию (панкреатин), и каждый раз приходится доказывать, что не все они одинаковы, — рассказывает председатель правления МОО «Помощь больным муковисцидозом» Ирина Мясникова. — Наши пациенты принимают препараты пожизненно и в сверхмаксимальных дозах. Если их заменить, сразу они не умрут, но жизнь их значительно ухудшится: они не смогут набирать вес, у них начнутся проблемы с пищеварением.
В литературе описаны случаи, что из-за большого количества сопутствующих веществ в панкреатинах у детей с муковисцидозом могут возникать неврологические отклонения, серьезные проблемы с кишечником.
Никто не хочет проверять это на практике. Хотелось бы, чтобы мы имели возможность лечиться подходящими лекарствами».

фото: Наталия Губернаторова
Как рассказала «МК» председатель МОО поддержки пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника и синдромом короткой кишки «Доверие» Татьяна Шашурина, из-за санкций тяжелобольные люди могут остаться без эффективной терапии современными биопрепаратами: «Лекарства этого класса кардинально изменили жизнь больных: они получили возможность социализироваться, работать, заводить семьи.
Это не гормоны, которые просто снимают воспаление.
Отечественные биоаналоги, конечно, есть, но они пока не исследованы и последствия лечения ими могут быть самыми разными. Чтобы выяснить это, нужно минимум два года.
А сбой режима терапии, то есть переход с одного препарата на другой, влечет за собой страшные последствия, включая хирургические вмешательства».

Руководитель общественной организации «Кожные и аллергические болезни» Олеся Мишина говорит о том, что особенно плохо после таких санкций придется пациентам с тяжелым аутоиммунным заболеванием гнойный гидраденит: «При гнойном гидрадените на сегодняшний день зарегистрирован единственный препарат, и он попал в санкционный список — биопрепарат «Хумира».
Аналогов нет. Если он исчезнет, для больных это обернется настоящей бедой.
Это те люди, которые бесконечно испытывают боль, у них гнойники на теле, от них запах неприятный. И только один препарат на сегодня снимает все эти симптомы и дает им возможность жить нормальной жизнью.
И вот его вдруг не будет. Нельзя отыгрываться на простых людях, есть уйма других отраслей, где можно вводить санкции. Зачем обрекать пациентов на страдания?»

Депутаты Госдумы, наверное, даже не в курсе, что многих американских препаратов у нас нет и без них. Их просто не могут у нас зарегистрировать из-за совершенно маразматического порядка регистрации. И это уже сегодня приводит к смертям. «У нас серьезные проблемы с лекарствами от детской эпилепсии. Для детей некоторых возрастов лекарств нет вообще, хотя в мире они есть. По нашему закону перед исследованиями на детях надо провести исследования на взрослых. Компаниям непонятно, зачем это нужно, это для них дополнительные расходы — и они к нам не идут. Для таких детей два варианта: умереть или наладить поставки лекарств из других стран. И родители постоянно ищут пути ввоза таких лекарств. Или, например, в мире есть препарат «Дантролен», без запасов которого лицензию не получит в других странах ни одна реанимационная. Он помогает при редкой генетически обусловленной реакции на общий наркоз — злокачественной гипертермии (у пациента резко поднимается температура, и без лечения в течение считанных часов он умирает). У нас этот препарат не зарегистрирован, компании не дали у нас разрешения на проведение исследований. Недавно из-за этого умер ребенок. Хочется спросить депутатов Госдумы: «А если б речь шла о ваших детях?» — говорит специалист аналитического агентства экспертизы и аналитики фармрынка «Сигнум маркет аксесс» Елена Григоренко.

Под направленные против нас же санкции подпадет масса пациентов: с гепатитами, онкологией, ревматоидным артритом, эпилепсией и пр. Лига пациентов собирает подписи под петицией против принятия соответствующих санкций. «Создание препятствий в получении необходимых лекарств является грубым нарушением прав граждан со стороны должностных лиц, что может считаться и уголовным преступлением по ст. 293 УК РФ (Халатность). В случае наступления смертей из-за отсутствия лекарств преступление будет считаться тяжелым», — напоминает глава лиги Александр Саверский.

Тем временем депутаты ГД взяли тайм-аут для рассмотрения этого документа до 15 мая.

Екатерина Пичугина

Заголовок в газете: Депутаты готовят смертный приговор
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27664 от 17 апреля 2018 Тэги: Лекарства, Санкции, Смерть, Дети Персоны: Вячеслав Володин Места: США, Россия
_________________
Страшно держать тигра за хвост. Но еще страшнее - отпустить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Natasha
Старейшина
Старейшина


Зарегистрирован: 20.08.2008
Сообщения: 235
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 17, 2018 8:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Это война против собственного народа»
Россия решила ответить на санкции. Тысячи россиян лишатся лекарств и умрут

Фото: Егор Алеев / ТАСС
16 апреля в Государственной Думе рассмотрят законопроект об ответных мерах в отношении стран, поддержавших американские санкции против России. Документ предполагает не только фактический разрыв международных отношений, но и запрет импорта из США и стран — их союзников (преимущественно государств-членов ЕС) фармацевтических препаратов.
Речь идет о тех лекарственных средствах, аналоги которых формально есть в России, то есть о большей части импортных лекарств.
Ожидается, что законопроект будет принят, поскольку его авторы — лидеры думских фракций. «Лента.ру» узнала, почему их инициатива может стать смертным приговором вовсе не для американцев, а для россиян.

Майя Сонина, директор фонда помощи больным муковисцидозом «Кислород»

В России около трех тысяч больных муковисцидозом. В том случае, если законопроект примут, мы им не поможем, даже если разорвемся. Те препараты, которые они получают пожизненно, как правило, импортного производства — из Америки и Европы.
Это и гепатопротекторы, и муколитики (препараты для отхаркивания мокроты), и антибиотики, и инсулин — диабетиков среди них достаточно. Российские аналоги не выдерживают критики: на фоне их приема возникают тяжелые осложнения.
Мы, к сожалению, это знаем на печальной практике: пациент выписывался из клиники, где ему назначали отечественные дженерики, и через короткое время у него ухудшалось состояние, отказывала печень.

Восстановиться после их приема невозможно, потому что это приводит к дальнейшей невосприимчивости к любым препаратам — в частности, сильнодействующим антибиотикам и, как следствие, к летальному исходу.
Колистин, тобрамицин для ингаляций — долго можно перечислять этот список, наши больные принимают их пожизненно, и только на этих препаратах и держатся, только благодаря им выживают.

Российские аналоги — это неочищенные препараты, не прошедшие клинические испытания...
Испытания проводят прямо на пациентах: каждый раз они должны вызывать скорую и регистрировать побочные эффекты, затем идти к начальнику поликлиники, который собирает консилиум и решает, что препарат не подошел.
Только после этого по индивидуальному заказу закупается оригинальный препарат. Это небезопасно для самих пациентов, и эта практика — по замещению российскими дженериками — идет уже давно.

Но теперь получается, что рабочее лекарство нельзя будет выписать даже после решения консилиума. Более того, под угрозой запрета вообще все препараты.
Наш основной муколитик «Пульмозим» (Дорназа альфа), который дает возможность продлить жизнь (без специального лечения больные живут до 16 лет), пока не имеет аналогов. Но он уже разрабатывается, и как только выйдет — все.

В законопроекте говорится не только о лекарствах, а вообще о любых товарах.
Мы закупаем в Америке и Европе кислородные концентраторы, ингаляторы, компрессоры для ИВЛ-аппаратов, дыхательные тренажеры, вибромассажеры для дренажа мокроты, откашливатели, аспираторы и так далее.
Не дай бог встретиться с отечественными: тот же кислородный концентратор перегорает моментально! И если человек кислородозависим, а в сети происходит скачок напряжения, аппарат просто отключается, и пациент задыхается.

Лазейка с личным провозом лекарств вряд ли сработает. Представьте себе обычную семью из деревни в Челябинской области. Как они будут ездить? Это же огромные деньги!
Безусловно, наши волонтеры как могут используют все способы доставить лекарство, в том числе полулегально, но они сильно рискуют, потому что бог его знает, что придет в голову таможеннику.
При легальном способе надо было ждать решения врачебного консилиума федерального профильного учреждения. Теперь легальных способов не остается.

За границу на операцию мы перестали отправлять — это дикие деньги. Однажды мы попытались отправить за государственный счет, но документов ждали настолько долго, что девушка, которую отправили в Страсбург, не доехала до клиники и скончалась на вокзале.

По итогам санкций наша возможность помочь подопечным снизилась в восемь раз. Раз в квартал назначают внутривенный курс антибиотиков: 9 граммов меронема при тяжелой синегнойной инфекции легких, курсом 21 день и стоимостью 300 тысяч рублей.
Порой у родственников больных возникает ситуация, когда нечем платить за похороны, и мы предлагаем кремацию.
Сейчас у нас очередь на полтора года. Некоторые не успеют дождаться.


Фото: Bayer AG / Getty Images
Гуманитарное убежище удавалось получить лишь единицам, а пациентов с редкими заболеваниями порядка полумиллиона в стране. Еще больше диабетиков и астматиков, которым совсем не жизнь без иностранных препаратов.
Всем срочно эмигрировать?
Так не выйдет. Никогда не знаешь, как работать в стране, где издаются суровые законы, которые компенсируются как бы необязательностью их исполнения, да еще и на фоне огромнейшей коррупции.
Все настолько непредсказуемо и странно, что я не могу прогнозировать, как мы будем с этим работать.

Екатерина Бермант, директор фонда «Детские сердца»

Я даже не знаю, что про это сказать. Это война против собственного народа. Как можно запретить привозить в страну лекарства или медицинское оборудование, которое мы сами производим плохо? Как?

Каждому третьему нашему подопечному нужен кардиостимулятор. Мы имплантируем аппараты только иностранного производства.
Российские аналоги в нашей стране есть, но мы не рискнем заказывать их нашим пациентам, потому что срок годности, качество и все остальное разнится примерно, как «Запорожец» и «Мерседес».
Они, конечно, не сразу ломаются, но гораздо чаще и быстрее, ведь западные стандарты качества у нас не приняты.
Сейчас мы пользуемся услугами дилеров, и если их запретят, я не знаю, как мы будем выкручиваться. В законопроекте есть пункт о том, что разрешается ввоз товаров для личного использования, но, понимаете, на 600 человек ввезти кардиостимуляторов в кармане не получится.

Да, кого-то мы продолжим отправлять на операции за границу — хотя бы здесь, надеюсь, что-то будет в порядке, но всех за границу не отправишь, никаких денег не хватит.
Нам уже их не хватает, потому что все цены привязаны к курсу доллара. Так что это будет просто гибель какая-то.
Это очень глупая мера, которая не приведет ни к чему, кроме урона тощей и больной экономике и ущерба здоровью жителей страны. Хотя они [депутаты] этого не заметят.

Фото: аккаунт Екатерины Бермант в Facebook
*По данным фонда, ежегодно в России рождается 14 тысяч детей с врожденным пороком сердца, 10 тысяч из них могут быть прооперированы за счет бюджета, остальным остается надеяться на помощь фондов.

Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь»

Запрет на ввоз лекарств из США и других противных иностранных государств, согласно законопроекту, не коснется тех препаратов, аналогов которых нет в России (или которые можно, скажем, ввезти из Индии).
Это хорошая новость. Судя по тексту, новые препараты, которые находятся под патентной защитой и не могут быть воспроизведены (те же «Адцетрис», «Опдиво», «Китруда»), нас не покинут по причине нового закона.

По многим другим препаратам мы перебьемся тевовскими дженериками. Или венгерскими (наверное). Ну или российскими аналогами. То есть доступность лекарств снизится, но не глобально (будет сильно зависеть от списка стран, которым откажут в импорте лекарств).

На этом хорошие новости заканчиваются. Плохие новости такие. Пострадают пациенты с лекарственными аллергиями. Например, у препарата есть российский и израильский аналог, но на них аллергия, и нужно немецкое лекарство (а оно под санкциями). Это гипотетическая ситуация.

Могут пострадать пациенты с тяжелыми хроническими заболеваниями, которым нужны препараты пожизненно и в больших дозах.
Например, антибиотик для лечения воспаления легких может быть условно любого качества, так как курс лечения длится недолго и дозы невелики. Но тот же антибиотик для пациента с муковисцидозом должен быть самым высококлассным (с точки зрения токсичности, в частности), так как принимается ежедневно, пожизненно и в больших дозах.

Может пострадать конкуренция на лекарственном рынке. Для того чтобы все производители работали над качеством и доступностью своих препаратов, нужно, чтобы рынок был большим.
Но если доступ лекарств на российский рынок ограничат, то конкуренция может съежиться.

Впрочем, все эти последствия пока гипотетические. Реальная ситуация очень сильно зависит от того, какие именно лекарства войдут в ограничительный список — если, конечно, закон будет принят.

Есть и две нейтральные новости. США точно не пострадают. Российский лекарственный рынок — не очень лакомый пирог. Народу в России много, а вот денег — маловато. А что интересует любую фарму, даже американскую?
Правильно — деньги, которые можно выручить от продажи лекарств. От принятия этого закона могут пострадать только бедные, а богатые точно не пострадают. Проект закона не ограничивает возможность граждан ввозить любые лекарства для личного применения. А кто может съездить в Германию за таблетками? Уж точно не бедные. А вот богатые могут, поэтому после принятия закона они ощутят разве что некоторые неудобства.

Александр Саверский, президент «Лиги защитников пациентов»

Это санкции против своего народа. Это нарушение международных норм в отношении права на охрану здоровья, в том числе прав инвалидов, для которых есть особая конвенция.
Американских препаратов немного у нас на рынке, но замены им нет. У оригинального препарата молекулярная формула всегда чище, они качественнее.
Результат реакции организма зависит даже от длины формулы молекулы, из-за добавочных компонентов она может по-другому действовать. Фактически люди просто останутся без лекарств и погибнут, и это будет на совести депутатов.

Ограничения для некоторых иностранных препаратов у нас действуют не первый год, и пациенты часто жалуются. Переводить человека с одних таблеток на другие, если речь не идет о хроническом заболевании, — это неполезно.
А поскольку у нас в стране нет нормальной мониторинговой, надзорной системы, то масштаба последствий мы с вами не узнаем, за исключением отдельных жалоб.
Решение таких вопросов происходит через врачебные комиссии и потом через прокуратуру и суд. Все это — на фоне ухудшения состояния человека или покупки нужных лекарств за сумасшедшие деньги.

Конечно, мы будем пытаться их привезти любыми способами: через благотворительные фонды, через поездки за рубеж. Лет десять назад я столкнулся с ситуацией, когда посольство Норвегии начало получать массу запросов на предоставление убежища россиянам, которые утверждали, что в России у них нет возможности лечиться. Поток людей, которые могли уехать по здоровью, был достаточно приличный до 2014 года, пока не взлетел доллар.
Сейчас будет такая же ситуация: люди побегут в Америку за убежищем, потому что у нас опять нечем лечиться. Американцы окажутся в интересном положении, когда отказать больным людям сложно, тем более что лекарство есть только у них.


Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости
В конце 2015 года уже принималось похожее постановление в отношении лекарств — под названием «третий лишний», об ограничении допуска иностранных лекарств при госзакупках. То есть оговорка про «неимение аналогов» у препарата уже работает в стране. А сейчас речь идет о полном запрете. Я надеюсь, что этого не случится, но инициатива выдвинута, и даже непонятно, у кого рука поднялась.

Василий Штабницкий, эксперт фонда помощи людям с БАС и другими нейромышечными заболеваниями «Живи сейчас», врач-пульмонолог

У нас в стране уже несколько лет действует правило, что при тендере на закупку лекарств побеждает самое дешевое. То есть фактически государство уже давно не закупает американские и европейские оригинальные лекарства, а использует более дешевые аналоги.
Уже во времена акта Магнитского в России ввели «антисанкции», тогда хотели полностью запретить зарубежную медицинскую технику, но общественность отстояла этот пункт.
В любом случае, сейчас, если отечественный производитель предлагает более дешевый, но, как правило, менее качественный антибиотик, то он побеждает в государственных закупках.
Так что сейчас в российских больницах, как правило, нет оригинальных, качественных и, соответственно, дорогих антибиотиков.
Есть антибиотики российского, китайского и индийского производства. Но у людей должно быть право на приобретение тех лекарств, которые они хотят приобрести.
Совершенно несправедливо, не этично и, на мой взгляд, незаконно лишать их права покупать более качественные препараты. У каждого из производителей, которые сейчас могут подпасть под санкции, есть несколько хороших антибиотиков, которые нельзя заменять.
В список также попадает препарат номер один по продажам в России «Виагра». Дело в том, что это препарат лечения не только эректильной дисфункции, но и легочной гипертензии.
Это оригинальный силденафил, так что его запрет очень пагубно скажется на пациентах с легочными проблемами.

Антон Красовский, директор благотворительного фонда «СПИД.ЦЕНТР»

(…) Итак, у нас отнимут «Эвиплеру» — единственный комбинированный препарат 3-в-1, внесенный в список жизненно важных средств. Она канадская или ирландская, а компания, ее разработавшая, самая вражеская — американская.
Отнимут «Труваду», главный в мире препарат доконтактной профилактики. Исчезнет «Эдюрант», важнейший компонент нетоксичных схем. Пропадет «Маравирок», редкий ингибитор слияния. В тартарары полетит «Ралтегравир» — основной препарат, одобренный в детских схемах. Запретят «Совальди» — главный хит в лечении гепатита С.
Ну и не станут даже регистрировать новые американские разработки, на которые штатовских и европейских ВИЧ-позитивных людей перевели еще в позапрошлом году — «Генвойю», «Дескави» и «Одефси».

Все это, вероятнее всего, заменят так называемыми аналогами. По закону аналог — это не аналогичный препарат, а препарат схожего действия.
Ну, снижает вирусную нагрузку, и отлично. Никого не будут волновать побочки, прорастающие в почках камни, ломающиеся кости, гниющая печень и отказывающее сердце. Наш ответ Чемберлену важнее.

Чемберлен меж тем срать на нас хотел, ибо объем российского рынка этих лекарств минимален — сравним, наверное, с польским. И уж точно меньше танзанийского.
Компании посмотрят на все на это, покрутят пальцем у виска и уйдут из России. И в результате вместе со сложными лекарствами исчезнут и простые — элементарные антигистаминные и антибиотики.
И я очень надеюсь, что когда кто-нибудь из авторов законопроекта или его родных будет помирать, а на Запад их лечиться, конечно же, уже не пустят, то кому-нибудь из его внешторговских друзей все же посчастливится найти заветный талон.

Илья Фоминцев, исполнительный директор фонда профилактики рака «Живу не напрасно»

Запрет не только американских, но и европейских лекарств — это перебор, это «бомбардировка Воронежа». В лечении онкологических больных очень часто используются препараты иностранного производства.
Есть крупные американские компании — MSD, Bristol-Myers Squibb, Pfizer — у которых очень приличные препараты.
Некоторые аналоги находятся на разных стадиях испытания в России, и есть даже те, которые уже зарегистрированы, но очень часто аналоги сильно недотягивают, есть серьезный вопрос к качеству сравнительных исследований этих аналогов.

Многие специалисты говорят, что наши препараты неплохие и работают, но когда речь заходит о своих пациентах — родственниках, то все хотят оригинал.
Именно потому, что нет доверия к качеству: эквивалентность этих препаратов исследована плохо. Больные любым раком — например, легких или меланомой — под угрозой.


Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»
Например, у нас пока нет нормальных аналогов для ингибиторов контрольных точек иммунного ответа. Хорошо, что есть аналоги, хорошо, что они дешевле, но зачем запрещать оригиналы?
Последнее время они нормально конкурировали, был даже рост российской фармацевтики на фоне поддержки производителей. Но запрет конкурента не приведет к дальнейшему росту нашей фарминдустрии.
Люди окажутся в ситуации, когда их возможности в лечении рака ограничены.

Сейчас будут петь песни про то, что наши препараты ничуть не хуже. Чтобы в эти песни поверить, нужно получить очень серьезные доказательства.
Никто не знает, хуже российские лекарства или не хуже, — чтобы это узнать, надо провести нормальные исследования.
Будут возмущаться: как же так, их провел Росздравнадзор. Лично у меня нет никакого доверия к Росздравнадзору.
Если будет проведено независимое ни от нас, ни от американцев исследование, выложенное в открытый доступ, тогда я поверю. Но на моей памяти еще ни разу такого не делали.

В качестве пилотного проекта я бы предложил попробовать отказ от американских препаратов на самих депутатах, когда они заболеют, но скорее всего они просто уедут лечиться за границу.

Алексей Кащеев, врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук

(…) Среди моих пациентов самые разные люди — от нищих до фантастически богатых.
Среди последних тоже всякие, в том числе и те, кто «принимает решения»: есть федеральные судьи, депутаты Государственной Думы, топовые журналисты кремлевского пула, один посол (в отставке) и несколько сотрудников МИДа, немало высокопоставленных сотрудников ФСБ и МВД, серьезные чиновники из Администрации Президента, всяческих министерств и ведомств, топ-менеджеры госкорпораций, чьи имена еженедельно мелькают в новостных лентах, и даже один очень известный практически руководитель одной непризнанной республики. (...)

Они нередко оперируются в России, тем более что некоторые из них невыездные.
Я уже не говорю о том, что когда их настигает острая медицинская проблема (инфаркт миокарда, автотравма, белая горячка), они вызывают ту же самую скорую помощь, ту же 03, что и прочие смертные. И точно так же их родственники начинают панический обзвон «своих каналов», чтобы найти «нормального врача». И ровно так же эти близкие, а по сути бабушки и дедушки, дяденьки и тетеньки, телочки и пацанчики, трясутся за их здоровье и жизнь, как все остальные. Эти высокопоставленные люди носят дорогие костюмы, но под этими костюмами обычное человеческое тело — несчастное, болезное, смертное. И все они заслуживают помощи и спасения, потому что они — люди.

И вот я думаю про этих людей в хороших костюмах, которые хотят сейчас запретить ввоз на территорию России американских препаратов (а они понимают последствия и прекрасно знают, что это означает для российских пациентов, — я видел этих людей в хороших костюмах и не замечал среди них слабоумных, все они сплошь умны, а порой чрезвычайно, исключительно умны), — так вот, впервые я думаю, обязан ли я оказывать им впредь медицинскую помощь лишь на основании того, что они живые люди, а я работаю врачом, или же правильнее им отказать?

Нюта Федермессер, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»

(…) Мы уже пережили кучу войн, терактов, дебильных законов, собственных ошибок, пережили — и живем дальше. Мы живучие, и память у нас короткая.
Мы малообучаемы.
Поэтому опять, когда Дума инициировала закон о запрете на ввоз препаратов и медоборудования американского производства (а, кстати, масса неамериканских компаний имеет производства в США), мы смотрим на это, словно на зоопарк, не понимая последствий. «И этот идиотизм мы переживем», — думаем мы. «Надо же, — думаем мы, — Сколько же дебилов и мудаков собралось в самом центре Москвы».
Мы думаем про это спокойно и смотрим на это как бы уже из «потом», когда мы и этот ураган уже пережили...


Фото: аккаунт фонда «Подари жизнь» в Вконтакте
Все верно, это и есть зоопарк.
Только они смотрители, а звери — мы. Очень важно иногда вспоминать, кстати, что звери сильнее.
И что зверей больше... Несколько сотен детей, которых мы годами переводили из отделений реанимации домой, постепенно обучали их родителей работать с аппаратами вентиляции легких, с откашливателями и прочим непростым оборудованием, чтобы их дети могли иметь детство, ходить на улицу, в школу, даже в бассейне чтобы могли плавать на аппарате ИВЛ, — так вот несколько сотен этих детей уже несколько лет живут на американском оборудовании с американской расходкой.

Но Дума не думает про несколько сотен детей, которых придется снова выдернуть из дома и передать в отделения реанимации.
Дума не думает про то, что этих детей снова придется навсегда закрыть в отделениях реанимации по всей стране, навсегда снова отделить их от мам, как в концлагере, потому что в реанимации по-прежнему не пускают, потому что Дума по-прежнему не внесла поправки в закон о посещении реанимаций.

Что для Думы несколько сотен детей?
Если каждого члена Думы выбрали несколько миллионов взрослых... Для Думы важна геополитика. Дума думает стратегически и на годы вперед, а несколько сотен неизлечимых детей — это здесь и сейчас. (…)

Виктория Кузьменко
Лариса Жукова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Оккультизм и целительство -> Медицина и целительство Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
2005 - 2015 Сайт целителей - www.lvovich.ru Яндекс.Метрика


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group